Печать

Страница 141

. Posted in Серебряков МОРФОЛОГИЯ И АНАТОМИЯ РАСТЕНИЙ

Иногда на стороне, противоположной щитку, образуется чешуевидный вырост — эпибласт (греч. эпи — над; бластос — зародыш), расцениваемый некоторыми учеными как остаток второй семядоли (если за первую считать щиток). Другие ботаники принимают эпибласт за первую и единственную семядолю (относя щиток к осевым образованиям); третьи — за простую складку ткани, образовавшуюся вследствие перегиба оси зародыша (рис. 79, 7, 8). У просовых злаков зародыш прямой и эпибласта совсем нет (рис. 79, 6).

Таким образом, зародыш у злаков имеет структуру гораздо более сложную и специализированную, чем у большинства других однодольных, ини в коем случае не может считаться эталоном для всего этого класса, как это принято в школьном преподавании. Если функциональное значение частей зародыша злаков в общем понятно (преимущественно речь идет о защите меристематических конусов нарастания колеоптилем и колеоризой), то о происхождении и морфологической природе большинства зародышевых органов существуют многочисленные, весьма противоречивые гипотезы, обсуждаемые в специальной литературе уже почти 200 лет; общепринятого толкования их до сих пор нет.

Некоторые однодольные имеют «двойную» запасающую ткань в виде эндосперма и перисперма (семейства банановых, имбирных, канновых, рис. 78, 6").

Семена однодольных без эндосперма. Такой тип семян характерен для представителей ряда семейств однодольных, объединяемых в подкласс частуховых (Alismatidae) и обитающих в воде. Примером могут служить семена широко распространенных растений стрелолиста (Sagittaria) и частухи (Alisma), а также видов большого рода рдест (Potamogeton).

Как видно на рисунке 78, 7, 8, семя частухи, заключенное в односемянный плодик, имеет форму подковы. Под тонкой кожурой находится зародыш, сосредоточивший в семядоле все запасы, поглощенные им в ходе созревания семени; эндосперм уже им «съеден». Морфологическое расчленение такого зародыша ничем не отличается от вышеописанного зародыша ириса, только он не прямой, а изогнутый.

Семена с недоразвитым и редуцированным зародышем. Мы уже упоминали о том, что и у однодольных, и у двудольных зародыш в семени может быть очень слабо расчленен. У магнолиевых, лавровых, некоторых лютиковых (водосбор, василистник, чистяк), многих пальм и лилейных зародыш в зрелом семени настолько мал, что нельзя определить даже, сколько у него семядолей. Однако после опадения с материнского растения и перед прорастанием в таких семенах за счет потребления запасов крупного эндосперма зародыш сильно увеличивается в размера-Хг-главным образом разрастаются его семядоли (рис. 76).

Совершенно иначе обстоит дело у двудольных и однодольных, отличающихся особой специализацией по образу жизни и характеру питания. Таковы растения-паразиты (в широком смысле). Среди них — паразитирующие на других цветковых растениях (например, представители семейств заразиховых, повиликовых) или сожительствующие с грибами на основе взаимного паразитизма (облигатные микоризообразователи, например грушанковые, орхидные). Эти растения имеют обычно очень мелкие, пылевидные семена, масса которых составляет тысячные доли миллиграмма, что способствует переносу их с помощью слабых токов воздуха. Это особенно важно в тропических лесах, где живет большинство орхидных. Семена такого типа имеют очень маленький эндосперм или совсем его не имеют. Зародыш в семени у них крошечный, совсем не расчлененный, нередко состоит всего из нескольких клеток (рис. 80). В отличие от семян предыдущего типа, где зародыш доразвивается внутри семени перед прорастанием, у паразитических растений зародыш выходит из семени на очень ранней стадии. Уже вне семени он развивает весьма своеобразные органы, выполняющие функцию первоначального контакта с «партнером», и только после этого закладывает зачатки побегов.